Турецкий сериал про имама Шамиля поставил под угрозу мир на Кавказе

В Стамбуле готовятся экранизировать жизнь имама Шамиля — предводителя горцев периода Кавказской войны. Об этом в своем интервью поведал турецкий политик и бизнесмен Кемаль Текден.

Турецкий сериал про имама Шамиля поставил под угрозу мир на Кавказе

Фото: Алексей Меринов

По его мнению, события двухвековой давности вызывают в мире огромный интерес. Кавказская война считается чуть ли не самой продолжительной и драматической в истории России. Поэтому картина вряд ли кого-то оставит равнодушным.

А как эхо трагедии отзовется в умах и сердцах жителей страны, особенно на Кавказе? Удастся ли авторам фильма соблюсти деликатность и точность в реконструкции давних событий? Эти вопросы отражают определенную тревогу.

Дело в том, что тема имама Шамиля стала камнем преткновения во взаимоотношениях двух соседних республик — Дагестана и Чечни. Недовольство, иногда и всплеск негодования вызывают откровения самозваных «интернет-историков», трактующих Кавказскую войну по-своему. Их вольные толкования — причем с обеих сторон — часто приводят к настоящим виртуальным баталиям представителей двух братских народов.

Началось же все с довольно странного интервью в одной из федеральных газет с гражданкой Эфиопии Назимы Ханафи, которую презентовали читателям как правнучку имама Шамиля. В беседе с журналистом она недвусмысленно заявила:

— Во времена моего прадеда в Чечне было немало разбойников, от которых стонал весь Кавказ. Шамиль очень не любил этих людей.

— Но ведь чеченцы были его союзниками в войне с Россией, — возражает автор. Но делает это так, что вызывает новые «разоблачения»…

— Очень ненадежными они были союзниками, — отвечает Ханафи. — Моя мать рассказывала, что Шамиль часто жаловался на чеченцев. В решающие моменты они ему не помогали и даже воровали лошадей из его армии.

Возможно, «сановная правнучка» смутно представляет себе события двухвековой давности, но пассаж про лихих конокрадов издание вынесло крупным шрифтом в заголовок, тем самым уязвив и раззадорив десятки тысяч человек.

В чеченских СМИ тут же появились ответные филиппики с гневной отповедью. Начали собирать подписи, грозя подать в суд на экзальтированную старушку и самого автора интервью «за разжигание межнациональной розни».

— Все перевернули с ног на голову, — возмущались люди. — Когда Шамиль боролся с дагестанскими князьями, шамхалами и непокорными аулами, мало кого это интересовало. Мир узнал о Кавказской войне после масштабных сражений, происходивших на территории Чечни.

(Вероятно, речь идет о таких крупных столкновениях, известных среди историков как «ичкерийский бой», «сухарная экспедиция» (или «даргинский поход». — Авт.), в ходе которых горцы нанесли поражение царской армии, только что победившей Наполеона и Османскую империю.)

Дагестанцы в ответ упрекают оппонентов, что в конце войны чеченцы не поддерживали Шамиля, из-за чего ему пришлось уйти в Дагестан. И это действительно правда. Хотя, по словам Петимат Тахнаевой, сотрудника Института востоковедения РАН, автора книги «Последние дни джихада в Дагестане», первым от имама стал отходить Кебедмухамед Телетлинский, один из его близких соратников. Еще задолго до окончания Кавказской войны он был уличен в тайных сношениях с противником. Тогда же разговоры о мире с царскими войсками вел с отцом Джамалуддин, старший сын имама Шамиля.

Словом, сепаратистские настроения разъедали прежде монолитные ряды имамата. Причиной поражения, по мнению многих историков, стала жестокость и произвол наибов Шамиля, терпеть которых горцы уже не желали, тем более что Чечня в конце войны была полностью разорена и обескровлена.

Согласно данным генерала от инфантерии А.И.Нейдгардта и личного секретаря имама Шамиля, которые приводит Википедия, перед Кавказской войной население Большой Чечни составляло 240 тысяч жителей, Малой Чечни — 290 тысяч, не считая жителей затеречных селений и других вольных обществ, не входивших в имамат (еще около 200 тысяч. — Авт.). В целом это 700–750 тысяч человек. Перепись же, проведенная российской администрацией сразу после окончания Кавказской войны, показала, что численность чеченцев сократилась до 150 тысяч душ… Словом, потери колоссальные.

Вот что говорит по этому поводу Петимат Тахнаева.

— Чечня больше всех выстрадала и вынесла в последнее десятилетие имамата. По мнению князя Аргутинского, среди горцев царила гнетущая атмосфера, вызванная как длительностью войны, так и цепью военных неудач, сопряженных с большими людскими потерями…

По рассказам современников имама Шамиля, в конце его правления в Чечне практически не осталось молодежи, способной держать в руках оружие, — не успевали подрастать. Пастбища, сады и личные хозяйства были разорены, посевы регулярно сжигались. Села опустели, население представляло жалкое зрелище — везде бродили потерянные старики, дети и вдовы, чьи мужья полегли в бесконечных сражениях с армией одной из мировых держав, какой являлась тогда Россия.

Споры и перебранки между любителями истории вышли позже на академический уровень. Дагестанский этнограф Тимур Айтберов «подбросил дровишек» в давно уже тлеющий спор, заявив, что Чечня была под управлением дагестанских княжеств, а следовательно, это был единый театр войны. Не стоит их разделять. И вообще, имам Шамиль прославил на весь мир дагестанцев и чеченцев.

Возможно, историк не имел в виду ничего плохого. Напротив, своими сентенциями хотел подбодрить соседей: мол, мы же всегда были вместе! Но откровения профессора вызвали прямо противоположный эффект.

— Кто кого прославил — большой вопрос, — возмущались на той стороне, напоминая высказывание графа Воронцова: «…Мы принимаем меры, которые должны рано или поздно… оторвать от него чеченцев, без которых он ничего не будет значить». Тем более столица имамата находилась в Чечне: сначала в Дарго, затем в Ведено. После падения своей главной ставки Шамиль был вынужден отступить в Дагестан, где его ждали еще меньше. Оставшись без поддержки, он через несколько месяцев сложил оружие. Добровольно сдался, вынужденно, заманили на переговоры и взяли в плен — вряд ли так уж важно?

Вскоре к дискуссии подключилась тяжелая артиллерия в лице президента Академии наук Чеченской Республики Шахруддина Гапурова.

— Ни один метр чеченской земли никогда не входил во владение дагестанских князей и шамхалов. История не знает такого географического образования, — заявил в ответном спиче профессор Гапуров. — Более того, мы не являлись в прошлом противниками России. О том же пишет в своих воспоминаниях генерал Иван Дельпоццо: «…От чеченцев приходит множество мастеровых людей, которые проживают в наших границах в городах и селениях по целому лету, даже круглый год, — серебряки, слесаря, кузнецы, седельники и прочие… Кроме того, приходит множество работников для жатвы, сенокосов, молотьбы, обрабатывания винограда и прочих черных работ…».

Причина обострения, считают историки, в том, что империя управление кавказским краем поручала не гражданским чинам, а генерал-губернаторам, имеющим опыт участия в разных конфликтах и войнах. Они и занимались тем, чему учили их всю жизнь, — воевали, абсолютно уверенные в том, что это единственный способ взаимодействия с горским населением. Никто не желал считаться с их самобытностью, понять ментальность, не стремился к гармонизации отношений — только подавить. Как признавался известный российский историк, «нам нужна была эта земля — в населении же не было никакой надобности».

Будь проявлено больше внимания, терпения к местным этносам, к институту народных старейшин — удалось бы избежать столь трагических потерь с обеих сторон. Возможно, и многих последующих конфликтов, плавно перетекавших из века в век. Тем более что в России всегда хватало людей с альтернативной позицией.

Вот что пишет в книге «Кавказская война — величайшая трагедия XIХ века» Д.И.Романовский. «…Все системы покорения и управления, основанные исключительно на страхе и мерах излишне стеснительных, никогда и нигде не приносили результатов прочных и благотворительных».

Прошло уже двести лет, но искры тотального взаимного недовольства еще не потухли. Турки даже не подозревают, какой взрывной заряд таит в себе история этого края и эпическая фигура имама Шамиля! Еще ничего не успев сделать, авторы фильма вызвали волны новых эмоций, претензий и обид. Люди начали вытряхивать из пыльных шкафов фрагменты старых скелетов.

Судя по множественным комментариям, людям просто не понравилось, что в сериале будут задействованы только турецкие и дагестанские актеры. Да и батальные сцены будут проходить только на территории Турции и Дагестана. И ни слова о Чечне и чеченцах, оказавшихся почти на грани исчезновения в той войне.

Хотя, вспоминают все, в историческом прошлом дагестанцы и чеченцы всегда мирно сосуществовали. По крайней мере никогда не враждовали друг с другом. Более того, вместе защищались от гуннов, ханов Золотой Орды, Тохтамыша и прочих агрессоров, не говоря уже о совместном сопротивлении в Кавказскую войну.

Источник



/// Мы будем рады видеть вас в числе наших читателей на платформах:
Яндекс ДЗЕН и Яндекс МЕССЕНДЖЕР, а также Google.News… Подписывайтесь!
Поделитесь статьей в соцсетях:





Новости и аналитика, последние события, а также обозрение главных российских и международных новостей, представлены на нашем ресурсе. Рубрики культура, спорт, общество и происшествия, также будут интересны пользователям.

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x